?

Log in

No account? Create an account

Shell shock

Священная война началась, едва кто-то сделал свой шаг вперед.
Репродуктор орет
О подвиге,
А на самом деле...мытарстве.
Воспевать войну - сущее святотатство,
Воспевать героя -
Все равно, что клясться на крови
Все равно, что красть у соседа в ночи: темнота правду укроет.
Не боись, прикрою!

Кто на подвиг шел - не планировал быть причислен, посчитан.
Почитай, еще вчера на троих делили харчи-то.
В муках совести правда рождает истину:
Быть героем не стыдно, но крайне бессмысленно.

Говоришь мне мальчик, тринадцатилетний встанет у пулемета?
За кого-то стреляет
Стреляет ради кого-то?
И стоит до последнего
Даже уже без конечностей?
Ты мне что-то сказать хотел о бесконечности?

Просто замерло где-то внутри,
замкнуло:
то ли вражье дуло,
то ли в затылок надуло.
Так сложился крови состав, чтобы
бросило в кровь, под танк, под состав.
Поломался инстинкт,
но вовремя не был вылечен.
И теперь ты герой,
Вычислен,
Замочен, причислен, посчитан.
Я теперь заберу твои харчи-то?

Tags:

Nov. 3rd, 2017

Лягушка сменит кожу и змея
А следом поменяю кожу я

И платье лаймом выжатым бежит
До новой в поте вспаханной межи.

Рабы галер сосредоточенно гребут
Delete. Upload. And totally reboot

Tags:

About poetry

It's not hard to be harmed
And it burns when you're armed
And it hurts when you have a heart.

No, it burns when not heard
And it bursts when it burns
And it hurts to be killed by words.

Oh, it's hard to be Kharms
And it hurts to be Burns
And it bursts when you take your turns.

Come what comes, no complains,
What he gets being Yeats
What are words, that reflect your way?

Once you start, you'll be stunned
You will be Mandelstammed
Right into your poor heart!



Tags:

Доброе утро, Вьетнам!

Папа был пастор в Джене, чистил уши от скверны.
И проповедовал женщинам: всем воздастся по вере.
Сына забрали в армию в 70м, летом:
"Где справедливость, братцы?" - жаждал отец ответа.

Сын его Куба Голдберг был не еврей, а черный
На бок носил бейсболку, не преуспел в учебе.
Было всего в нем толку, что не боялся работы.
Он на войну отправлен в корпус морской пехоты.

Если приказ: стреляет: он не высоколобый
Хиппи-студент всезнайка, и не пропитан злобой.
Белых немало братьев через вьетджунгли вынес
И раздобыл однажды он как трофей вьеткитель.

Радио бодро желает доброго утра Вьетнаму.
Раненый в джунглях Куба рану не зажимает.
"Всем воздастся по вере, всем по вере воздастся!", -
Новость ломает волны местных радиостанций:

"Всем воздастся по вере: сгинули Миллер и Краузе!".
(Сгинешь и ты однажды на своей демострации).
"Сгинули Куба и сотни мертвых архивы полнит.
Доброе утро, Вьетнам!" Будет, что дома вспомнить!

Tags:

Sodad!

Содад!
Эвора печально поет.
я хочу пластинки, как у неё,
я хочу голос, как у нее,
я хочу хижину-на-стене-ружье,
в океане заплыть за буёк.

я хочу платья-цветные-ткани!
я хочу с чайкой летать Джонатаном,
я хочу с чайкой Джонатаном в масть,
В черно-белую Аргентину попасть.

Аструд поет про лето.
Пудра, цветные палетки.
Не балетки,
Чай на ногах: своя кожа.
Избавься от постной рожи!

Говорят, тут медные рудники,
Говорят, тут ламу кормят с руки.
Я куплю патефон.
И продам квартиру,
встану в правильный угол по транспортиру.

Мулатка Бонита так горяча,
головы курам рубит с плеча.
Здесь с бременем белых дышится легче,
здесь солнце сжигает плечи,
В мировом океане вечер плещется.

Мария, молчи, никто не услышит...
куколка вуду сидит на крыше
хижины той, что построил Джек.
Солнце нежно касается сонных век.
Я смотрю в Амазонку и вижу рыбу,
Я-гуаром прыгая в миг с обрыва.
Поутру в горах выпадает снег.

Солнце нежно касается сонных век.
Здесь убийцы свой доживают век.

Аргентинское танго поди спляши,
Здесь дороже души
Белесая кость.
Обгоревшую кожу не шелуши
В мою хижину входит гость:
у него зрачки, как угли.
узки.
у него все медные рудники
и контракты на сотни душ.
Томный вечер становится ох как душен,
когда он берется за гуж .
И садится устало и смотрит вверх:
"ну, кому достанется человек?"
Я успею подумать: "это проверка?
или Jesus меня отверг?"
Полыхнет в огне бело-лунная сталь
Мне хотя б на миг безупречной стать
На один единственный миг.
Но дерьмо вопрос, когда жизнь цена
У меня душа и она одна
И за словом я снова лезу в карман:
"уходи, я ничья, старик!"
Гость растает как морок
Замёрзнет ад
На стене ружье
Не смотри назад
Здесь москиты в отчаянии к лампе летят
босоногая дивно поет
Содад.

Tags:

Всадник


мне снится Сенека.
мне снится тигр под хлопьями снега.
снег сыплет за ворот.
и лира берет самый трудный аккорд.
скрывается город
под сажей и хлопьями теплого пепла.
Сенека за город горд.

и жребий уж брошен.
так мать поправляла парадные ножны:
мой сын, храни тебя силы!
мой сын, ты лучший переговорщик.
вернись к материнскому сердцу, милый.
и спрячь ближе к печени ножик.

а после он выбыл
из списков на пир и из списков на дыбу.
и конь его встал на дыбы.
скакали полночи.
он видел в ночи нерожденную дочь
на былом перекрестье судьбы.

Tags:

проСТИШКА

мамочка, можно я буду мальчиком?
в нашей семье безопасней мальчиком.
так я не стану ни мамой, ни бабушкой:
божьим нестриженным одуванчиком.

мальчиков в нашей семье не трогали,
не шпиговали в ночи патронами,
не уводили рядами стройными,
списки расстрельные мимо пройдены.

мамочка, можно я буду девочкой?!
яркая челочка, жёлтая леечка,
и не замучают мороки прошлого
утро... как ждешь его, мама, как ждешь его!

но засыпать безопаснее мальчиком,
ножик сжимая в тоненьких пальчиках.

бездна, сожри меня?! ну же?! подавишься!
девочки сильные. мальчикам нравится.

Tags:

Сквозь цифры

Часы пробьют 1с9е0м0ь вечера и век
как эмбрион совьется. Челове
чество глядит с сомнением в окно
что в этот раз нам уготовано?
Смотри, уж 1семь9 1семнадцать7 на часах,
мы тянем лямку, едем в поездах,
мы тянем время, забываем страх
ах... Бросьте сантименты до поры.
шагаем в ногу: крАсны и бодры.

до 19полвосьмого30 стрелку докрути
молись за всех, кто запропал в пути

и ровно в 1девятнадцать9 3тридцать семь7
с тобой мы разбежимся насовсем,
с тобой расстанемся мы, верно, насовсем.
и числа, как страницы пролистай
с 19без двадцати40 до 19без пятнадцати45. Полста
вки вырезал внезапный артобстрел
в 19семь 4сорок две2 последний раз поел,
в 1семь9 4сорок три3 остался вечно нем,
в 1семь9 4сорок пять5 покорно сдался в плен...

Перебирают имена уста
от Курска на Берлин. Идёт состав
а кто-то уже в вечности отстал...

и грянет время, в космос полетит
сойдет с ума к 19восьдесяти пяти85
как оголтело стрелки скачут и бегут
отсчитывая подлинность минут
зашкалит таймер, атом смолкнет, гриб парит
наш мир им словно куполом накрыт
зашкалит гейгер, МАГАТЭ уколет в бок
взойдет на небе новый дивный бог
седьмого часа доведет виток
до финиша и подведет итог

и...ровно восемь вспыхнет на табло!
мне почтальон приносит бандероль:
китайских часиков так хочется порой.

и заведу их так: тик-так, тик-так
минуты вновь в один сольются такт
молись за тех, кто все еще в пути
дай бог им час свой до секунды докрутить!

Tags:

Имперский цикл. Breaking news

Чрезвычайное происшествие!
Десять египетских страшных бед!
Мальчик с папирусом истошно кричит:
Нашествие!
Нашествие саранчи!
Грядет нашествие саранчи!
От мора скота не воспряли врачи, а тут уже новый скелет...

"Тараканы на службе у ГубЧК, -
еле слышно ночью девочка свистнет: "
залезают в умы и читают мысли"!
"Этот - предатель. расстрелять. тчк."

Саранча пирует зерном на меже:
После них хоть потоп или он уже?
Каждой твари взяли, видно, по паре
Как, скажите, эти туда попали?

Тараканы ползут межквартирными стенами, деревянными балками, сообщая системе
протоколы допроса, невнятные шорохи, стоны,
на Берсеневской дом пошел по наклонной!
у стен есть уши, у стен есть уши:
Говорите громче, Империя слушает!

Жук завернется в свитку, шаль накинет на плечи.
Люд имперский ликует, ликует и рукоплещет.
Люд имперский как прежде ищет себе героя:
Ждет, что смешает тот арахнидов с землею вровень.

Вот и герой, он смотрит в будущее устало
С древних римских времен как его все достало
Жертвенно кость бросает он на алтарь потомкам
И... "жжжжж!" хорош болтать, пора изгонять подонков!

Как по канонам писана, сядет влитою тога
Шествуй в своих сандалиях с форума до острога
Слышишь, уже стрекочут: три самых тощих года
Слышишь, уже стрекочут: прячься на дно, под воду.

Как по канонам писана, кожанка сядет в подпол
Кто-то строчит слова: злобный, безумный, потный
Слышишь, стрекочат жвала: пережуют и сгинешь
Слышишь, стрекочат жвала: маятник судьбы пишет.

Вот наш герой поднялся, взял и копье, и сети
Спрятал наган подальше: не подойдет для этих
Жужелиц. Лучше бластер, верный, разящий, гордый.
В поле один выходит, врезать по наглым мордам.